15 февраля 1980
2276

2. Полиция не может справиться

Поздно вечером 22 декабря мы вместе с Крумом Гинчевым спустились в Лыджене и пробрались в дом Александра Даскалова. Этот тихий и спокойный человек [206] никогда не имел неприятностей с полицией, и поэтому мы через него надеялись договориться с несколькими товарищами о встрече вне села.

Дома застали только его жену.

- А где же бай Сандо? - спросил Крум.

- В карауле, - ответила женщина. - От общины его поставили еще с одним человеком куда-то на пост.

Пока мы перекусили, бай Сандо вернулся.

- Смотри-ка! Откуда же вы взялись, что мы вас не заметили?

Оказывается, они находились в засаде в двадцати метрах от дороги, по которой мы прошли.

- Туда не ходите! Там всегда выставлен пост, - предупредил он.

Сандо рассказал нам, где расставлены посты, кого из местных жителей назначают в наряд и кого следует остерегаться. Большинство из них были безопасны - соглашались на это, только чтобы выполнить наряд, но, конечно, не стали бы стрелять в нас. Как-то, находясь в карауле вместе со своим односельчанином, бай Сандо заговорил с ним о партизанах и спросил, что он будет делать, если увидит кого-нибудь из них. Тот ответил: "Будем сидеть тихо. Ведь они же добрые люди..."

На следующий день возле санатория в Лыджене состоялась наша встреча с Мильо Михайловым. Он весь сиял. 21 декабря группа партизан совершила нападение на железнодорожную станцию Цепина, а в следующую ночь - на железнодорожную станцию Дренов дол. Тогда же Божан и Юмерский расстреляли предателя из села Ракитово.

Мильо, как, впрочем, и все в округе, был убежден, что нападение на железнодорожные станции Цепина и Дренов дол - дело наших рук. Крум Гинчев и я просили его рассказать обо всем более подробно, но он ответил:

- Хватит морочить мне голову! Зачем я буду вам рассказывать, если вы сами были там? Пассажиры поезда вас узнали...

- Если и в самом деле мы были там, зачем бы стали расспрашивать?

Мильо был очень разочарован тем, что операции на железнодорожных станциях - не наша работа. Он умолк и опустился на землю. И только после того как мы собрались уходить, он наконец рассказал нам то, что слышал. [207]

...21 декабря вечером двое партизан ворвались в аппаратную железнодорожной станции Цепина, вынудив начальника станции выполнять все их приказы.

Вскоре подошел поезд из Пазарджика. Еще до того как он остановился, в вагоны вскочило несколько партизан. Пока ехавшие в поезде полицейские и офицеры пришли в себя, партизаны их обезоружили. Потом всех пассажиров собрали в зале ожидания. Партизаны пустили под откос паровоз и в нескольких местах разрушили железнодорожное полотно. Операцией руководил молодой мужчина, вооруженный автоматом. Пассажиры слышали, что партизаны, обращаясь к нему, называли его "товарищ командир". Все делалось организованно, быстро.

Перед собравшимися в зале ожидания выступил русоволосый человек в зеленой спортивной куртке. Партизаны называли его "товарищ комиссар". Когда с железнодорожной станции Долене запросили по телефону, почему поезд задерживается, он приказал начальнику ответить, что у паровоза отказали тормоза.

Мы догадались, что "комиссар" - это Атанас Ненов. Значит, операцию проводили партизаны из отряда имени Антона Иванова.

Все партизаны были одеты в солдатскую форму. На фуражках вместо кокарды со львами пламенели звезды. Пассажиров удивила их дисциплинированность. У арестованных полицейских и офицеров партизаны отобрали два автомата и несколько пистолетов...

Нападение на станцию Дренов дол было совершено на следующий вечер. Со станции Костандово шел поезд. Партизаны приказали путевому обходчику остановить его с помощью красного фонаря. Локомотив запыхтел, с лязгом столкнулись буфера. В составе было только два пассажирских вагона, остальные оказались загружены лесоматериалами. Партизаны собрали всех пассажиров, среди которых было человек тридцать солдат, в будке путевого обходчика, а эшелон с лесоматериалами взорвали.

В те дни до нас дошли вести о еще одной операции партизан из отряда имени Антона Иванова. Петр Велев вместе с тремя товарищами сумел отплатить одному подлому убийце из села Козарско. Это был старый долг - с негодяем следовало разделаться другим партизанам, но те отсиживались со смазанными винтовками на вершине Малого Валчана. Позже они позабудут об этом, станут [208] объяснять, что и как было, и судить тех, кто погиб ради того, чтобы заплатить этот долг.

Петр и его товарищи несколько дней поджидали убийцу за селом, но тот давно не показывался ни в поле, ни в лесу. Тогда они укрылись в доме одного из своих помощников и послали людей выяснить, куда ходит этот человек и чем занимается.

На следующий день его удалось выследить - он отправился в кофейню. За столиками сидело человек пятьдесят. Одни пили кофе с сахарином, другие - сливовую водку. Возле двери играли в карты. Убийца наблюдал за жульническими операциями картежников и посмеивался.

Партизаны подошли к кофейне. Один из них остался на улице для охраны, а Петр и двое других ворвались внутрь. Жельо Димитров - коренастый усатый партизан, хорошо знавший село и его обитателей, - похлопал убийцу по плечу, чтобы его увидел Петр, а потом крикнул:

- Всем оставаться на местах, лечь на пол!

Убийца почувствовал у затылка холодную сталь пистолета и побелел. Его глаза округлились от ужаса.

- Пожалейте, у меня дети...

По спине Петра поползли мурашки, он расстегнул воротник рубашки и крикнул, словно пытаясь перекричать какой-то голос в самом себе:

- С каких это пор ты научился говорить это слово - "жалость"? Вспомнил о своих детях, а о чужих ты подумал?..

Инстинкт подсказывал предателю, что этот человек, проведший свою молодость в тюрьмах, человек, которого расстреливали и пытались отравить, но так и не убили, может быть, способен его простить. Он протянул руки к Петру и снова стал просить о прощении. Тогда кто-то из крестьян не выдержал:

- Что вы на него смотрите? Такие, как он, не нужны даже собственным детям.

Загремели выстрелы. Лампа погасла. Тело убийцы сползло на пол.

Партизаны разбросали листовки. Петр остановился в дверях, и крестьяне услышали его глухой голос:

- На два года мы опоздали, но теперь рассчитались сполна...

Через несколько дней против Петра Велева возбудили [209] новое дело. Разбирательство длилось целый месяц, и четвертый смертный приговор ему вынесли незадолго до разгрома отряда имени Антона Иванова...

По Чепинскому краю ходили легенды о партизанах. Подробности передавались из уст в уста, из одного села в другое. И больше всего рассказывали об операциях у железнодорожных станций Цепина и Дренов дол. По этому поводу начальник пештерского уездного управления полиции докладывал в Министерство внутренних дел следующее:
"11 декабря, примерно в 22 часа, железнодорожная станция Брацигово подверглась нападению группы подпольщиков, состоявшей из 40 человек...
21 декабря в 18.30 группа подпольщиков в количестве примерно 50 человек напала на железнодорожный состав у станции Цепина, при этом было убито двое полицейских из окружного управления. Паровоз они спустили под откос, как раз на изгибе дороги, в километре от станции, и он рухнул прямо на шоссе.
22 декабря в 23.00 у будки путевого обходчика на станции Дренов дол группа подпольщиков, примерно 20 человек, остановила товарный состав, следовавший из Лыджене в Пазарджик. После того как подожгли вагоны, нагруженные лесоматериалами, они пустили состав вниз по наклону. В километре от будки путевого обходчика, где рельсы оказались разобраны, состав перевернулся.
Большая часть подпольщиков была одета в солдатскую форму, а другие - в форму лесников или гражданскую одежду.
22 декабря в 19.00 четыре подпольщика в селе Козарско убили выстрелами из пистолета полицейского... заявив при этом, что отомстили ему за убийство их товарища.
22 декабря в 20.00 в селе Ракитово четыре подпольщика ворвались в дом Маева и расстреляли его, потому что за месяц до этого тот сообщил о подпольщиках, которых заметил неподалеку от села Ракитово.
В результате этих операций у населения появились опасные настроения, очевидно, потому, что люди убедились: власти не могут справиться с партизанами..."

Перед Новым годом в Лыджене разместили постоянный гарнизон из специального карательного батальона для борьбы с партизанами. Из Пловдива и Пештеры прибыла [210] большая группа агентов и полицейских. К тому же враг очень рассчитывал на нашего самого опасного противника - зиму.


http://militera.lib.ru/memo/other/semerdzhiev_a/11.html
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован