15 февраля 1980
2294

44. `Престолонаследники`

29 августа в Аландере мы зашли к рабочим лесхоза. Уже опустился вечер. Рабочий день закончился, и люди, окружив приемщика материалов, вели оживленный разговор.

- Царь умер! - поторопился обрадовать нас один рабочий из Чепино.

- Вчера умер, в Чамкория. Каких-то два-три дня - и готово! - дополнил приемщик.

В нашем присутствии рабочие почувствовали себя увереннее и откровенно стали высказываться против царской династии. Нам интересно было поговорить с ними, но время не ждало, мы распрощались с рабочими и продолжили свой путь. По дороге оживленно обсуждали только что услышанную новость. [179]

- Интересно, кто станет управлять государством? - раздумывал вслух Крум Гинчев. - Симеон еще молокосос...

- Назначат регентов. Как когда-то царевичу в Сербии, - вмешался Кольо Гранчаров.

- А возможно, и принца Кирилла сделают царем, - предположил Георгий Шулев.

Молчаливый Божан шел впереди меня и, казалось, думал о чем-то своем. Вдруг он остановился и обернулся:

- Нет, вы только подумайте! Как будто вам самим не терпится на царский престол - столько разговоров! Не тужите, престолонаследники! Найдется кого посадить нам на шею...

Дорога вывела нас к незнакомому каменистому хребту, возможно, к Тырли. В безлунной ночи перед нами едва вырисовывались силуэты горных вершин. У подножия мерцало множество огоньков. Все невольно остановились в недоумении - огоньки то гасли, то вспыхивали снова.

- Похоже, что это войска, - предположил Кольо Гранчаров. - Должно быть, их вывезли в лагеря...

- Нет! Это по поводу смерти царя, - вмешался другой. - Наверно, какое-нибудь траурное шествие.

Я выслал вперед двух разведчиков, и мы осторожно пошли следом. Вышли к деревушке, приютившейся в небольшом овраге. В деревеньке было шумно. В домах мигали огоньки. Лаяли собаки. С дальней околицы доносился пронзительный звук волынки.

- Да праздник же! Байрам{23}... - обрадовался Дарлоков. - Как же это нам раньше в голову не пришло?..

Жители Родоп в дни этого праздника вечерами выходят в поле с зажженными факелами - не то изгоняют злых духов, не то молят о хорошем урожае, уже и не помню теперь. Нам стало смешно, что все так встревожились из-за этих странных огоньков.

Добравшись до Лигоринеца, что неподалеку от Чепино, мы разыскали зимний загон для скота, принадлежавший Димитру Сеизову, и забрались в него.

- Димитр пошел в село, - встретила нас его мать. - Завтра утром вернется. [180]

- Что нового у вас в селе? О чем говорят люди? - спросил ее Кольо Гранчаров.

Да какие новости могут знать пожилые люди? Кто умер, кто женился, у кого родился ребенок. И вот, пересиливая себя и запинаясь, она сообщила Кольо, что именно в этот день умерла его жена. Кольо словно поразило громом. Он безмолвно смотрел на женщину, и мы чувствовали, каких усилий стоит ему подавить готовый вырваться из груди стон. Кольо пытался что-то сказать, но голос дрожал. Он умолк...

Жена Кольо была сестрой Ангела Чопева, которого полиция расстреляла весной. Несколько лет назад они с Кольо сыграли свадьбу, и вскоре после этого она заболела костным туберкулезом. С тех пор ей становилось все хуже, и Кольо очень тревожился за нее... Когда ее хоронили, Кольо вместе с Дарлоковым пробрался на чепинское кладбище, чтобы хоть издали проститься с женой.

Ночью я спустился с Шоповой поляны в сады между Лыджене и Чепино. Ветви фруктовых деревьев отяжелели от плодов. По оросительным канавкам журчала вода, и на меня пахнуло влажной землей. Ветерок наполнял темноту мягким шелестом высохших листьев фасоли.

Я очистил початок молочной кукурузы и с удовольствием принялся грызть ее сладкие зерна. Съел и несколько яблок, но никак не мог утолить голод.

В доме тетки Крысты никого не оказалось. Я нажал на ручку двери, и она открылась. Забрался на чердак. Тетка Крыста вернулась, когда уже рассвело.

- Ты почему не запираешь дверь на ключ? Когда-нибудь вас ограбят, - сказал я, шагнув ей навстречу.

- Скажешь тоже - ограбят! Да разве здесь есть что грабить? - усмехнулась она. - Ты голоден?

Несмотря на то что я съел столько фруктов и кукурузы, чувство голода не проходило.

- Да ведь и угостить-то тебя нечем! - заохала она. - С вечера пошла в огород, дожидалась, когда отведут воду ко мне, чтобы полить грядки. Да пока дойдет очередь...

Она принесла мне ломоть хлеба и миску мытеницы{24}.

Ваня работал в ночную смену на Паланковской фабрике. Он вернулся с работы часов в 8 утра. Я увидел его через небольшое окошко на чердаке. Одетый в белые [181] брюки, без пиджака, в каких-то полотняных сандалиях, он показался мне чуть ли не элегантным. Про себя даже позавидовал ему, но, когда он поднялся ко мне на чердак, съязвил:

- Ты такой белый и чистый!.. Как тебе удается не запачкаться на фабрике?

Ваня рассмеялся:

- Эти брюки из самой дешевой материи, а сандалии на деревянной подошве. Ты, видно, совсем одичал, если моя одежда кажется тебе красивой...

Еще раньше я поручил Ване попытаться установить связь с отрядом через Ракитово, Дорково или Батак, но оттуда не было никаких вестей! Как впоследствии выяснилось, отряд ушел в Брациговский район.

Отец Вани, бай Кольо Пандев, работал в Кара-Тепе и только изредка наведывался домой. Он не знал, что у них в доме бывают партизаны. Ваня и тетка Крыста скрывали от него это, потому что он выпивал.

Однажды в субботу - он в этот день был дома - ему вдруг пришло в голову отнести свои царвули на чердак. Но дверь оказалась заперта.

- Крыста! Крыста же! Почему закрыта дверь? - крикнул он раздраженно.

Тетка Крыста увела его куда-то, а я в это время быстро шмыгнул в погреб.

Но на следующий день бай Кольо пришла в голову мысль наведаться в погреб. Он спустился вниз по каменной лестнице и нажал на ручку. Поняв, что дверь заперта на ключ, начал чертыхаться. Вышел во двор, но, покрутившись вокруг дома, снова спустился в погреб. Я понял, что лучше открыть дверь и поговорить с ним.

- Ты кто такой? Что здесь делаешь? - накинулся на меня бай Кольо.

В темноте он меня не узнал.

- Тише, бай Кольо! Тише...

Догадавшись, кто перед ним, он вздрогнул от неожиданности.

- А, это ты!.. Понимаешь, какое дело... одна из наших кур несет здесь яйца, вот я и решил взглянуть... - смущенно заговорил он. - А в селе у нас есть один сумасшедший парень... Так вот однажды он забрался в погреб и перевернул все вверх дном. [182]

- А где вы работаете теперь, как себя чувствуете?.. - заторопился я вступить в разговор.

Буркнув мне в ответ несколько фраз, он вышел. Ни слова не сказав тетке Крысте и Ване, он отправился в трактир. Наверное, обиделся, что жена и сын что-то скрывают от него. А на следующий день снова уехал в Кара-Тепе.

http://militera.lib.ru/memo/other/semerdzhiev_a/09.html
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован